Невозможность отменить запрет на выезд ребенка за границу с родителем, с которым на основании решения суда проживает несовершеннолетний, противоречит принципу обязательности вступившего в силу судебного акта, говорится в Определении Конституционного суда (КС) РФ, которым было отказано в рассмотрении жалобы Нелли Бобровой.

Неснимаемое ограничение

Заявительница оспаривала конституционность части 1 статьи 21 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", согласно которой в случае, если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей заявит о своем несогласии на выезд за границу несовершеннолетнего, вопрос о возможности его выезда из Российской Федерации разрешается в судебном порядке.

Как следует из представленных в КС РФ материалов, Боброва вышла замуж за иностранца и получила в стране мужа вид на жительство. Место жительства их несовершеннолетнего ребенка было судом определено с ней, но бывший супруг установил ограничения на его выезд за границу. Таким образом заявительница оказалась ограничена в возможности переезда за рубеж совместно со своим ребенком на постоянное место жительства.

Суды отказали ей в отмене ограничения на выезд ребенка, и это решение устояло в вышестоящих инстанциях. Но в последующем решениями суд разрешил временный выезд несовершеннолетнего ребенка за пределы страны без согласия его отца.

По мнению Бобровой оспариваемая норма не конституционна, поскольку не позволяет снять ограничение на выезд несовершеннолетнего ребенка за пределы Российской Федерации для его переезда на постоянное место жительства того родителя, с которым на основании решения суда проживает ребенок.

Интересы ребенка без презумпций

КС РФ сообщил, что ранее в одном из постановлений он отмечал, что в судебной практике встречаются случаи ограничения возможности переезда родителя и проживающего совместно с ним ребенка на постоянное место жительства за границу указанием на конкретную страну назначения и конкретный период.

"В подобных случаях невозможность отменить в интересах самого ребенка запрет на выезд несовершеннолетнего за пределы Российской Федерации с одним из родителей, по существу, препятствовала бы полноценному исполнению принятого судом решения, согласно которому несовершеннолетний проживает с этим родителем; это, в свою очередь, противоречило бы принципу обязательности вступившего в силу судебного акта для всех без исключения субъектов права", - говорится в определении суда.

При этом КС РФ обратил внимание также на то, что в международных актах применительно к данным делам судам рекомендуется учитывать право ребенка на поддержание личных отношений и прямых контактов с обоими родителями, воздействие, которое окажет разрешение или отказ в переезде на ребенка в контексте его семьи в широком смысле, образования и социальной жизни, а также реалистичность предложений сторон о контактах после переселения (пункт 4 Вашингтонской декларации о международном переселении семьи).

"При урегулировании споров о смене места жительства ребенка компетентный орган власти должен удостовериться в том, что все соответствующие факты были рассмотрены, судебное следствие должно уделять основное внимание наилучшим интересам ребенка, а решение компетентного органа власти должно быть принято без каких-либо презумпций за или против смены постоянного места жительства ребенка", - цитирует КС РФ соответствующие рекомендации Комитета Министров Совета Европы.

Но, по мнению КС РФ, оспариваемое законоположение предусматривает судебный порядок разрешения спора между родителями несовершеннолетнего, в связи с чем данная норма не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.

Таким образом, Определением КС РФ №654-О Бобровой было отказано в принятии ее жалобы к рассмотрению. 

МОСКВА, 4 Августа - РАПСИ